?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у bratgoranflo в Максим Кривонос – казацкий Сирано де Бержерак. часть 2
    Ogniem-i-mieczem-34602
   Видя, что переговоры с правительством Речи Посполитой ведутся «ни о чем» и что по всей Украине разгорается огонь восстания, Хмельницкий решил ковать железо пока горячо и направил Кривоноса с его полком на Волынь с целью закрепится на стратегических точках для будущего наступления казацкой армии, оказания помощи отрядам восставших и устранения угрозы со стороны армии Вишневецкого. Польским послам Хмельницкий впоследствии заявлял, что Кривонос, действует по собственной инициативе, и он не имеет к нему ни какого отношения: нужно было тянуть время, возможно Богдан еще надеялся и вправду договорится с правительством по мирному.Кривонос не долго думая собрал свою банду и последних числах июня двинулся в поход: захватив Бержичев и Мирополь, осадил хорошо укрепленное Полонное,

Остатки Полоннской крепости

«В нем было около двух тысяч шляхетского войска, а евреев было приблизительно тысяч 12, и среди них были также и знающие военное дело. Да и сам город, в котором были паны и евреи, был очень сильно укреплен двойной стеной и окружен водяным рвом; и город нужно было защищать только со стороны, прилегавшей к двум местностям, населенным православными. И поставили паны своих крепостных солдат на стороне, требовавшей особливой защиты от неприятеля. И эти защитники города обратились в его разрушителей. Потому что крепостные, охранявшие стены, были тоже из православных (по-польски известные по имени гайдуки, и они обратились в бунтовщиков» скорбно повествует еврейский хронист. Пока шла осада, Кривонос, отправил часть своих сил на осаду Махновки, где казаки при помощи местных жителей взяли город и заперли оставшихся защитников в замке, начав сразу же обстреливать их из трофейной пушки, водруженной на дзвоницу бернардинского монастыря. Как раз во время решающего приступа подоспел Вишневецкий и неожиданной атакой вынудил казаков снять осаду и отступить, укрепившись в лагере из возов.

Состоящий из хорошо обученной кавалерии отряд князя несколько раз пытался прорвать ряды отступающих, но безуспешно – отступая к Грицеву, казаки отстреливались из мушкетов, в коне концов сам Тышкевич внезапно начал упрашивать князя остановить бой «Едва рассвело, князь хотел начать наступление, но п. воевода киевский был сильно против этого, убеждая князя оставить окончательно этого неприятеля на том основании, что тот в раздражении станет мстить на его именьях, после чего Тышкевич будет вынужден искать убытки ни на ком ином, как на самом князе» офигев от такого неожиданного заявления от человека только недавно умолявшего о помощи Вишневецкий, плюнув на все, повернул назад и продолжил отступление на Волынь; был риск, что казаки могут вскоре получить подкрепление и с такими ненадежными союзниками оказаться в окружении Иеремии явно не улыбалось. Казаки вернувшись, таки захватили замок как обычно расправившись с его защитниками.
    Тем временем Кривонос взял Полонное учинив как обычно погром шляхте и евреям – падение такой важной крепости вызвало шок у еврейского населения Украины «Когда же наступил конец субботы, нас всех охватил ужас из-за полученной злой вести, что прибыл пан Висвет, владелец Полонного, бежавший оттуда еще с многими панами; и он сообщил, что город Полонное взят, и что убиты все паны и евреи, бывшие там, и что вражеские отряды приближаются к св. общине Заслав. Он сообщил также, что князь Вишневецкий со своим войском бежал в св. общину Константинов, а татары и православные преследуют его и часть их направляется сюда: в св. общину Острог и святую общину Межерич. «Тогда смутились князья Эдома», а евреев обуял великий страх; все потеряли самообладание и ждали только, что предпримет гетман кн. Доминик.». Казаки же во главе с Кривоносом начали преследование Вишневецкого, важно было занять стратегическую переправу через Случ у Константинова – до повстанцев дошли слухи о мобилизации и готовящемся наступлении крупных подразделений правительственных войск.

Константиновский замок (Ныне в Староконстантинове)

    « 26 июля Кривонос с другим полковником Гирей, зная о том, что е. м. кн. Вишневецкий и п. воевода киевский стоят с войском под Константиновом, двинулись после взятия Полонного со всем войском, чтобы уничтожить их. Оставив свой лагерь с пушками на расстоянии мили от Константинова и княжеского лагеря, одно только казацкое войско выступило в [атаку] против князя, при котором была королевская гвардия, как п. воеводы сандомирского, так и п. коронного подчашего, которые как раз в момент сражения подошли. Кривонос дал им бой.» вспоминал участник сражения. Отряды Вишневецкого усиленные подмогой насчитывали около 10 тыс. человек, армии Кривоноса современники шляхтичи приписывали колоссальное количество в 50 тыс. казаков и показаченых мещан и крестьян, что, разумеется, было, явным преувеличением (по мнению Ю.А.Мицика реальное количество армии повстанцев было около 20 тыс.). Несколько раз Кривонос отчаянно атаковал переправу, поляки также отчаянно отбивались и периодически переходили в контрнаступление, тогда уже казакам приходилось укрываться за возами и отступать. Между делом до Вишневецкого дошла информация, что к казаком идет солидное подкрепление от Хмельницкого, вызывали опасения проказацкие настроения среди жителей Константинова (40 человек из которых князь приказал повесить за помощь повстанцам) и он счел за лучшее опять отступить – в дальнейшем битву под Константиновым польская равно как и украинская сторона изображали как свою победу. Хотя фактическим результатом сражение стало отступление Вишневецкого и занятие Кривоносом переправы и города: «Дал было бог 26 и 29 июля е. м. кн. Вишневецкому значительную победу над этим хлопством. Однако, потеряв немало людей и не получая никакого подкрепления, должен был сам держаться настороже и двинулся с лагерем в сторону Вишневца, когда столкнулся с очень большой силой в несколько десятков тысяч человек. А то поганство взяло Константинов и устроило себе там военный лагерь, откуда в разные стороны посылают отряды. Их 50 тысяч, региментарем над ними Кривонос, а Хмель с такой же силой двинулся в эти края. Поэтому вся шляхта бежит, сломя голову, города им сдаются и ворота открывают» сокрушался шляхтич современник, было очевидно, что простого казака Кривоноса в открытой битве князь разбить не может.
     Заняв Константиновский замок, Кривонос отправился на встречу с Хмельницким, который стремительным маршем со всей казацкой армией двигался на соединение с ним. Встреча произошла в верховьях реки Тетерев, где при встрече между гетманом и полковником произошел какой-то конфликт, до сих пор остается неясным его причина «когда мои послы приехали к Хмельницкому, Кривонос был взят к орудию и прикован за шею цепью» писал Адам Кисель - представитель правительства на мирных переговорах. Вероятно, властолюбивый гетман решил показать чересчур самостоятельному полковнику кто здесь главный, зная крутой и мстительный нрав Хмельницкого такой вариант наиболее правдоподобен; в шляхетской среде ходило немало слухов, что между Кривоносом и Хмелем есть негласное соперничество, появлялись даже такие фейки как «дошла до Львова достоверная весть о том, что чернь взбунтовалась против Хмельницкого и в прошлый понедельник, 7 сентября, разрубила его на части, а Кривоноса сразу же провозгласила гетманом».

Непросто складывались отношения гетмана и полковника

     Как бы там ни было – конфликт был улажен и уже в сентябре казаки под начальством Кривоноса появляются на Подолье: берет штурмом Меджибож

Меджибожский замок

и осаждает Бар. Барская крепость, хорошо укрепленная твердыня с гарнизоном, состоящим из немецких наемников, была возведена французским инженером месье Лавассером де Бопланом (тем самым оставившим знаменитое описание Украины) по последнему слову фортификационной техники, по праву считавшееся неприступным оплотом Жечи против татар и казаков.

Остатки стен Барской крепости

Однако повстанцы, использовавшие при штурме «гуляй города» из возов прибегли к старому способу захвата крепостей – воспользовались помощью своих симпатиков среди русинов гарнизона: «Наконец, в результате сговора с частью русинов, находящихся в замке, [казаки] ночью перескочили через рвы. Несмотря на то, что замок уже в понедельник днем был взят, несколько немцев в столовой и комнатах большого здания защищались до тех пор, пока не полегли один за другим… Какой визг, какой грохот, какой крик, какой плач стоял там, когда утром стало известно, что казацкие полки ворвались в город, уничтожая остатки разгромленной обороны, а мы не можем защищаться и не от кого ждать спасения» сообщал подольский земский судья. Часть Барской добычи был отправлена на Сечь – Кривонос не забывал делать реверансы в сторону казацкого товарищества, утрата поддержки которого могла дорого стоить. Параллельно восставшие захватили Шаргород и Винницу где были учинены еврейские погромы. Восстание ширилось по Подолью, даже карпатские опрышки спустились с гор и взяли в осаду Каменец.

    Шаргородская синагога-крепость была захвачена казаками

В правительственном лагере, тем временем, собирали армию: было объявлено посполитое рушение для шляхты по всему государству, казацкие шалости определенно начинали угрожать самому существованию Жечи а мирные переговоры, очевидно, не могли принести приемлемого результата, набирала популярности «военная» партия во главе с князем Вишневецким чьи кровавые, хотя и мало результативные рейды снискали ему славу среди шляхты. Желая соблюсти шляхетское равноправие армии были назначены официально целых три руководителя «регементария»: Александр Конецпольский, Николай Остророг и князь Доминик Заславский, поледний, де-юре, считался старшим. Более неудачного кандидата на пост главнокомандующего сложно и представить – просто посмотрите на портрет этого человека и подумайте: «Доверили бы вы ему руководство вооруженными силами страны, если бы у вас была такая возможность?».

Доминик Заславский до своего назначения был известен в основном своим богатством (кроме собственных земель являлся также держателем наследства князей Острожских) и сибаритским образом жизни, такой себе зажравшийся олигарх которого, благодаря связям с коронным канцлером, польстился еще и на булаву гетмана Речи Посполитой. Весь военный опыт князя Доминика, до того,  сводился к бандитскому наезду на имение своего умирающего тестя, что само по себе характеризирует также моральный облик человека, от которого теперь зависела судьба страны. Остальные командиры были не лучше – Конецпольский слишком молод, а Остророг вообще не имел ни какого отношения к военному делу, «перина, латина і дитина» как иронически охарактеризовал троицу Хмельницкий.
     Сбор армии был назначен под Глинянами на Галичине, что характерно рассерженный князь Иеремия, обойденный в должностях (сказались феодальные распри) решил собирать отдельно своих сторонников на Волыни под  Чолганским камнем. В конце концов, князя с регементариями удалось померить, армии объединились и в начале сентября двинулись на казаков. Как впоследствии оценивал Заславский свои силы «Войска в то время насчитывалось до 30 тысяч, кроме челяди разной, которой было [также] до 30 тысяч, ибо одних подвод, которые нагрузили в Польше награбленным добром, имелось свыше 50 тысяч», передовые отряды польской армии, возглавляемые Вишневецким и Тышкевичем выбили кривоносовцев из Константиновского замка и заставили их отступить за речку Икву где уже находилась вся казацкая армия с Хмельницким.  Тот, ожидая подхода татар, занял выгодную позицию у Пилявецкого замка,

имея перед собой преграду в виде реки, пытался таким образом свести на нет польское превосходство в коннице. Кривонос со своими людьми находился на правом фланге стоя отдельным лагерем. Еврейский хронист описывает дальнейшие события «Так пришел Хмель (д.с.е.и.) со всеми своими казаками и с прочими православными, всего приблизительно 500000 чел., подошел также и гетман князь Доминик со своим польским войском, легкой и тяжелой конницей — всего около 30000 вооруженных. И стояли так два стана — один против другого в течение почти двух месяцев. Православных было 600000 и во главе их был Хмель (д.с.е.и.) и Кривонос (д.с.е.и.). А поляков было 80000 храбрых и обученных военному делу воинов; во главе их был князь Доминик и князь Вишневецкий и у них было 150000 телег и повозок, нагруженных провиантом, золотой и серебряной утварью, одеждой и бесчисленным королевским добром. И не стоили все эти 600000 православных и двадцати тысяч поляков. Ведь православные были все простые крестьяне и мещане, они были вооружены пиками и косами и не годились к настоящей войне; вся тактика их заключалась в том, чтобы общим громким криком и шумом устрашить врага, а все военное искусство их заключалось в великой хитрости, среди них не было обученных военному делу, кроме казаков и части татар, всего около 20000. Совсем иначе было у поляков — они все были из панов и шляхты и знали военное дело» цифры, разумеется, в разы приувелечены, но главное соответствует действительности – качественно польская армия превосходила казацкую, имея в своем составе множество профессиональных воинов (в том числе знаменитую гуссарию) поляки полнее обосновано были настроены на победу, но благодаря стойкости восставших и таланту Хмельницкого ход баталии повстанцам удалось повернуть в свою пользу.

    Начались затяжные бои за переправу через реку, в начале полякам удалось захватить греблю и закрепится на противоположном берегу, в схватке погиб родной брат Кривоноса. Но отчаянные контратаки повстанцев не дали правительственной армии развить успех, к тому же не согласованность действий командования и малодисциплинировность  шляхты не позволяла эффективно использовать имеющееся качественное преимущество. Начали доходить тревожные слухи о приближении орды; армия находилась в невыгодном стратегическом положении – холмистая заболоченная местность не позволяла проводить массированные кавалерийские атаки, которыми славилась польская армия. 23 сентября казаки под предводительством Кривоноса отбили греблю, опрокинув защищающую ее конницу «Е. м. п. [каштелян] сандомирский, потеряв там коня, — как и другие воины, ибо [казаки] выводили им коней из строя больше всего бердышами, — помчался на данном ему вновь коне к первой переправе» вспоминал Заславский. Одновременно в наступление перешла вся казацкая армия – поляки закрывшись в лагере ночью начали беспорядочное бегство «он (Доминик Заславский) первый поддался панике и ночью бежал из лагеря. Войско, не видя гетмана, рассеялось так поспешно, что неприятель сперва не заметил этого и целый день простоял в виду лагеря, предполагая, что люди притаились с умыслом; затем сделал приступ и, не встретив сопротивления, овладел всем, что было в лагере. Добыча была неисчислимая, ибо коронные паны с такою необычайною роскошью выступили в поход, что не только экипажи, но и вьючные возы были обтянуты пурпуром с золотыми шнурками; каждый вез с собою множество роскошных одежд, золота, драгоценностей, дорогих материй и т. п., так что редкий из товарищей не равнялся пышностью знатным вельможам. Каждый не задумываясь продавал последнее имущество, лишь бы как можно роскошнее собраться в поход; за эту роскошь так сильно и покарал их Господь, так как они все оставили, спасаясь бегством, хотя никто их не преследовал, чем навлекли на отчизну несмываемое пятно позора» с горечью вспоминал участник событий, некоторые из бегущих уже 26 сентября достигли Львова, тоесть двигались по подсчетам И.Стороженка со скоростью 12 км. в час.
1280px-Bytwa_pid_Pylyavciamy
Казацкая же армия, объединившись с подошедшей вскоре армией хана,  двинулась на Львов, по словам еврейского хрониста «И распространились православные и татары по всей Польше, Руси и Литве. И во всех местах, где проживали православные, последние, лишь только узнавали о случившемся, как восставали против своих господ и убивали всех панов и евреев, что были там, всеми возможными видами умерщвления».
     Кривоносу как обычно доверили командование арьергардом казацкой армии: под его руководством были захвачены Кременецкий замок каменная крепость в свое время выдержавшая осаду армии Батыя

Руины Кременецкого замка

и Высокий замок во Львове, создав условия для полной осады и последующего захвата города повстанцами. Львовским горожанам военная компания влетела в копеечку: сначала в город прибыл удравший из под Пилявцев Вишневецкий и начал собирать деньги на оборону – получив значительную сумму, князь собрал своих людей и благополучно слинял в Замостье (до сих пор спорят – было ли это стратегическим маневром или же князь просто развел львовян на бабки) а после подошедший Хмельницкий потребовал солидный выкуп, себе и хану, за не разграбление города. Во время раздачи подарков казацкой старшине львовяне как то забыли про Кривоноса, на что тот им сразу же не преминул указать «я стільки ж докажу та й доказав, як і Хмельницький, і коли б дав собі волю, то ще Львів набрав ся б страху й потерухи — тому не маю бути гіршим від иньших і порахованим в компут абияких: коли иньших обдарували, то й мене конче треба уконтентувати сотнею одною другою червоних» разумеется требования сурового полковника были сразу же удовлетворены.

Высокий замок

     Из подо Львова казаки и татары двинулись к Замостью осада которого затянулась до поздней осени и закончилась заключением временного мира с правительством – как раз наконец-то был избран новый король Ян Казимир и Хмельницкий, не рискуя продолжать боевые действия на чужой территории оторванный от коммуникаций, принял решение повернуть назад. Вот во время ноябрьского отступления из-под Замостья на Украину Максим Кривонос скоропостижно скончался, став, по всей видимости, жертвой эпидемии. Скупые слова Львовской хроники сообщают нам «Был теж голод всюди, куди только пройшли войска Козацкии, было поветря неякоесь, бо люд мер окрутне всюда на голову; навет в самых их войсках, на барзей на бегунки множество их великое на дорозех и на Украине змерло; из самых Татар Tогай бей Царик Taтapcкий умер, и той Кривонос полковнык и инны многыи, по звроте от Полски».
    До сих пор не известно где был похоронен грозный казацкий полковник, чья смерть стала тяжелой потерей для казацкой армии: по одной версии его могила на стыке нынешней Львовской и Волынской областей « Біля села Бужани Горохівського району (курган під час Першої світової війни був розкопаний австрійцями). За легендою – могила Максима Кривоноса», по другой - возле села Шрубкив Летичевского района Хмельницкой области. Так вот исчезновение, равно как и появление Максима Кривоноса на исторической сцене, овеяно легендами и загадками, в которых историкам еще копаться и копаться – кто знает, какие подробности жизни грозного полковника могут открыться?

Profile

Мольер
17_century_ru
Семнадцатый век

Latest Month

Июль 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner